Главная » Библиотека » Гражданам России » Гражданское пространство

Гражданское пространство

«Гражданское пространство лежит в основе любого открытого и демократического общества.

Граждане и организации гражданского общества могут беспрепятственно организовываться, участвовать и взаимодействовать в открытом гражданском пространстве, при этом они могут заявлять о своих правах и влиять на политические и общественные структуры, окружающие их.

Подобное возможно только, если государство считает своим долгом:

— защиту своих граждан, соблюдает и содействует реализации их фундаментальных прав на:

— свободу мирных ассоциаций и собраний,

— а также на свободу выражения взглядов и мнений.

Эти три права — основные права, от которых зависит гражданское общество. “СИВИКУС Монитор” (CIVICUS Monitor) проводит анализ степени уважения и соблюдения трех вышеуказанных прав гражданского общества, а также уровня защиты гражданского общества государством».

*    *   *

Членские ассоциации являются наиболее распространенной формой организаций гражданского общества в Европе. Многие такие ассоциации являются небольшими, управляются волонтерами и работают в сфере спорта, досуга и культуры. Они преобладают в таких странах как Польша и Швеция, где роль ОГО в оказании социально важных услуг невелика. В других странах, таких как Нидерланды и Германия, ОГО являются основными поставщиками социальных услуг совместно с государством. Еще в некоторых, например, в Испании, социальные услуги — это сфера, в которой преимущественно работают ОГО; такое распределение Испания унаследовала от исторической роли римско-католической церкви в годы диктатуры Франко, когда светские ОГО были запрещены. Это разнообразие следует иметь в виду при анализе общих тенденций, которые будут по-разному проявляться в разных странах.

Саламон и Соколовски (Salamon & Sokolowski) (2018) обратились к проблеме сопоставимости, разработав суммарный показатель с учетом статистики занятости как косвенного показателя увеличения значимости гражданского общества в экономике. Их исследование охватило все 28 входящих на то время в ЕС стран, а также Норвегию (но не Россию); авторы пришли к выводу, что общая численность работников ОГО (штатных сотрудников и волонтеров) составляет 29,1 млн сотрудников, занятых полный рабочий день, или 13 % от общего числа рабочей силы в Европе. 55 % из них — волонтеры (там же, стр. 54-55). В большинстве случаев эти работники (72 %) заняты в сфере предоставления услуг, то есть в образовании, социальной сфере, здравоохранении, жилищной сфере и в развитии местных общественных структур (там же, стр. 56-57). Авторы установили, что в целом численность этих трудовых ресурсов увеличивается в среднем на 3,4 % в год, что значительно опережает рост общей занятости во всех рассмотренных странах, за исключением Дании.

Эти цифры показывают, что ОГО стали значимой частью европейской экономики, и они особенно важны своим огромным потенциалом для мобилизации волонтеров.

Существует парадокс: значимость гражданского общества для удовлетворения потребностей благосостояния человека увеличилась в то самое время, когда отдельные ОГО начали все больше чувствовать себя незащищенными.

Причина этого кроется в самой значительной проблеме, отмеченной почти во всех исследованных странах — в неопределенности и финансовом давлении, которые стали следствием краткосрочного финансирования проектов, что сопровождалось усилением регулирующего надзора, а не выстраиванием более долгосрочных и более стабильных финансовых отношений.

*    *   *

Прошло много времени с тех пор, как была признана роль гражданского общества в поддержании демократических норм и практик;

тем не менее, исследователи только недавно обратили внимание на роль гражданского общества в странах, где усиливается авторитаризм. Два десятилетия исследований гражданского общества в авторитарных или квазидемократических государствах показали, что ОГО могут действовать даже в самых репрессивных условиях, при которых отсутствуют какие-либо гарантии свободы ассоциаций и свободы слова (Lewis, 2013; Bode, 2014; Knox & Yessimova, 2015; Toepler et al., 2020).

Гражданское общество зачастую (как в случае с Россией) становится «двухаспектным», с разделением на ОГО, выполняющие задачи, санкционированные государством (например, оказание важных социальных услуг или определенные виды волонтерской деятельности, которые рассматриваются как неполитические), и маргинализацией или даже репрессиями критикующих (Skokova et al., 2018). «Санкционированные» ОГО могут существовать только до тех пор, пока они не будут слишком критичны к правительству. Следовательно, значимым показателем демократического мандата гражданского общества является не само существование ОГО, а степень, в которой они не попали в зависимость от государства для обслуживания государственных политических программ и исходя из предоставленной им ограниченной легитимности (Moder & Pranzi, 2019; Simsa, 2019)

Модер и Пранци (там же) утверждают, что «захват» государством гражданского общества — важный инструмент политики авторитарных режимов, подавляющих инакомыслие и поддерживающих ОГО, которые реализуют государственные программы. Следовательно, степень «захвата» государством является показателем степени усиления авторитаризма режима.

Данные исследований также подтверждают, что краткосрочное финансирование и бессистемные отношения с правительством позволили государству увеличить политический контроль, что стало особенно проблематичным, когда закрепляются подходы, в которых гражданское общество рассматривается как угроза, или влиятельные элиты используют их для защиты собственных интересов. Именно в этой точке методы государственного финансирования ОГО незаметно переходят в средство политического контроля.

 *  *  *

2020 год показал, что испытания, с которыми столкнулся некоммерческий сектор в России с приходом пандемии, стали глобальной проверкой на устойчивость гражданского общества страны. Мы видим, что ОГО столкнулись со множеством разнообразных проблем, и большинство организаций, как и общество в целом, были не готовы к таким трудностям. Однако работа в неопределенной, даже пограничной ситуации для многих ОГО привычна. Гибкость, адаптивность, отзывчивость и готовность к объединению усилий пока позволили пережить наиболее острую фазу кризиса. Более того, возникли новые коалиции и партнерства, которые, как и апробированные в период пандемии онлайн-форматы, останутся актуальными и будут использоваться сектором в просветительских и других проектах.

читать доклад о состоянии гражданского общества

Об авторе

Любовь Мосеева-Элье

юрист-правозащитница, многодетная мать и бабушка, блогерка

полная биография тут: http://antipytki.ru/expert/moseeva-ele-lyubov-aleksandrovna-helier-bk-ru/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.