Главная » Важное » Стадия прений сторон по уголовному процессу против Т. Котляр

Стадия прений сторон по уголовному процессу против Т. Котляр

«17 апреля 2019 года состоялись прения сторон под лозунгом «Всем все ясно», и потому длились всего аж 2 часа.

1. Обвинитель обвинял: «Преступление…последовательный системный характер…ранее привлекалась…критически отнестись к объяснениям, что действовала в условиях крайней необходимости (слушатели аж глаза вытаращили)…в ходе следствия была осмотрена дверь квартиры 68…(вот уж, представляю, как целый взвод следователей с лупой и измерительными инструментами внимательнейшим образом обозревал эту «преступную» дверь. вот чем народ-то занят!))…»

Как-то так. В итоге- по 322 п.1 штраф 100 000 рублей, по 322 п.2- 100 000 рублей, и в результате частичного сложения просит 150 000 рублей.
Да, корыстный умысел не доказан, — вот правда-то хоть частично восторжествовала. Вначале в корысти обвинить, потом обвинение снять — без извинений, просто снять, и то уже приятно)). Но штраф при этом такой, что корысть в кубе можно предположить…

2. Татьяна Михайловна… Если бы существовала справедливость, ей бы надо было вручить лавровый венок и всех начинающих судей отправлять к ней на практику милосердия… Но что мечтать о несбыточном? Татьяна Михайловна говорила о том, что перед тем, как помогать регистрацией беженцам, писала в прессу, обращалась к президенту, губернатору и чиновникам, на всех уровнях предупреждала, била во все колокола: «Вот, есть проблема, беженцам негде регистрироваться, помогите, иначе вынуждена буду ставить на учет у себя». По закону, такие сообщения освобождают от преследования. Это раз.

Второе. Все опрошенные в зале суда свидетели говорили о том, что сами не имели намерения проживать у Татьяны Михайловны, один даже сказал, что ему было предложено жилье, но он сам отказался. Хозяйка жилья не может, поставив жильцов на учет, ходить конвоем и следить за тем, чтоб они послушно сидели в стенах ее квартиры. Она не может отвечать за их поступки.

Три. Много было о том, что такое «крайняя необходимость». Запомнился пример: беженец (по фамилии ? Киндер)- онкологический больной, ему для получения мед.полиса и мед.помощи соответственно требовалась регистрация, которую Татьяна Михайловна и предоставила. Сейчас этот больной уже ушел из жизни по болезни, но предоставленная регистрация являлась ли крайней необходимостью по мнению суда? или нет?

Принимающей стороны у беженцев не существует по определению, они не в гости на пироги ехали.

В деле нет потерпевших, ущерба нет. Наоборот, полторы тысячи беженцев живут и здравствуют, водят детей в школы и садики, и молят Бога за Котляр и ее добрую душу (про молитвы- это уже авторское) .

3. Адвокат Илларион Васильев. Очень легко и убедительно. Очень авторитетно. Как опытный мушкетер верной шпагой,- «Дело уникальное! Татьяна Михайловна- приносит пользу государству и обществу, устраняет пробелы в государственной системе. На кону- жизнь людей, — отсутствие регистрации ставит их на грань выживания. И оказание помощи в данной ситуации — это и есть классический случай «действий в условиях крайней необходимости», статья 39.»

Потом было юридическое- какое такое определение фиктивной регистрации? нет же пока его; если постановка на учет 292 человек- это один (два ) эпизода, то есть под обвинением- собственно общественная деятельность Котляр, то суду предстоит самостоятельно выяснить, где начало этого деяния? где конец? Не истек ли срок давности по делу? Какие именно подписи принадлежат Котляр?

И в самом деле, выяснить бы, Татьяна Михайловна ли подписывалась? а то ведь уже были случаи поддельных подписей.

Речь адвоката закончилась словами, с которыми я полностью согласна: «У Татьяны Михайловны- выдающаяся роль. Это уникальный человек, которым городу Обнинску стоит гордиться. Прошу оправдать». Я бы еще добавила: «И наградить за мужество и несгибаемость!»

4. Потом было еще немножко прений. Обвинитель опять сказал, что не было доказательств того, что деяния осуществлялись в условиях крайней необходимости. Доказательств депортаций, а также смертей под снарядами на Донбассе после депортаций не было представлено в суде. Из десяти слушателей в зале суда как минимум троим захотелось объяснить обвинителю, что такое война и какие там могут быть доказательства. Но что такое простые смертные слушатели? (небольшой, но жестокий каламбур)…

Слово Татьяны Михайловны до окончательного решения суда- 25 апреля в 14 ч, Обнинский мировой суд,ул. Ленина, 214.

Четаева Надежда»

Об авторе

Татьяна Котляр

Просмотреть все сообщения

1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.