Главная » Библиотека » Для граждан РФ » Доклад Сергея Ковалёва на Всероссийском съезде в защиту прав человека

Доклад Сергея Ковалёва на Всероссийском съезде в защиту прав человека

 ПРАВОЗАЩИТНИКИ И ВЛАСТЬ: СОПРОТИВЛЕНИЕ МАТЕРИАЛА

Позволю себе откликнуться на программное заявление к съезду. Исходное утверждение , первая же фраза задаёт тон: «…в России продолжается начавшаяся в конце 80-х … трансформация из тоталитарного государства в демократическое». Помилуйте! Россия наносит последние штрихи в выразительном автопортрете тоталитарного государства.

Я позволю себе напомнить некоторые базовые понятия, напомнить О соотношении закона и Права. О том, как правозащитники добивались от власти соблюдения Права. О том, чего власть хотела бы от правозащитников, и чего мы должны требовать от власти и от себя.

*****

ПРАВО: ПРЕДЕЛ УСТОЙЧИВОСТИ

Ссылка на исторический лозунг «Соблюдайте Конституцию!» — по-моему, вовсе некорректна. А.С.Есенин-Вольпин провозгласил его, как общее правило цивилизованной жизни, принцип rule of law, уж точно не имел в виду поднять до высоты этого принципа высокопарную болтовню бухаринско-сталинского текста 1936г.

Да, в 60-х – 80-х прошлого века лозунг «Соблюдайте Конституцию!» широко использовали диссиденты. Но приглядимся к деталям: в них-то и скрывается дьявол. Писалась та Конституция продуманно и ловко: один подтекст – именитым неучам из западных либералов, другой – родным органам. Не всякий закон основан на Праве, и Конституция СССР – тому пример.

Лукавая 10 гл. той Конституции о правах и обязанностях граждан не имела ни малейшего юридического смысла. А вот практический, судебный имела, и ещё какой! Её нормы были искусно сформулированы: при поверхностном чтении звучали демократично, а в официальном комментарии предоставляли власти возможность неограниченного произвола.

Знаменитая 125 ст. Конституции о праве на гражданские свободы – слова, печати, митингов, шествий, — едва ли не на каждом диссидентском суде помянутая: «В соответствии с интересами трудящихся и в целях укрепления социалистического строя гражданам СССР гарантируется законом» — и далее перечисление. Вспомним, как читали её мы, а каков был официальный комментарий судов, прокуроров, включая генерального, законодателей. Кто был правомочен определять «интересы трудящихся» и «социалистического строя»? Разумеется, ВКП(б), «передовой отряд трудящихся … руководящее ядро всех организаций … как общественных, так и государственных», во соответствии со следующей Ст. 126.

Ссылаться в этой Конституции было не на что. Все, хоть сколько-то задумавшиеся, это отлично понимали. Вот и ссылались мы не на то, что было написано, а на наше упрямое настояние: вот здесь, вот эта норма, обязана значить то-то и то-то, и ничего другого. При этом нередко звучала резкая критика писаного текста Конституции. Строился ли так, на ходу, «черновой набросок» другой Конституции? Нет, скорее, это было требование будущей Конституции.

Вопреки утверждению установочного доклада, никаких демократических норм Конституция СССР не содержала. Никаких надежд «наш народ» с нею не связывал. Он её вообще не замечал, вопреки настырному вою картонных репродукторов в каждой комнатке коммуналки. Обещания сладкой жизни слышали, — но не сказать, чтобы они вызывали доверие даже у сугубых патриотов.

Эти выводы не зависят от того, насколько были глубоки, наивны, ошибочны, интуитивны, осторожны, наконец, продиктованы прагматическими соображениями были диссидентские апелляции к Конституции. Возможно, в разных диссидентских головах имелись разнообразные оценки Конституции. Но это — удел истории.

А сегодня важно помнить: уважать Право и поддерживать неправовые законы – это, как говорится, две большие разницы.

*****

ВЛАСТЬ: ПРЕДЕЛ ПРОЧНОСТИ

В установочном докладе сказано: «…правозащитники… требовали соблюдать Конституцию. В сочетании с послаблениями сверху это привело к…» демократическим реформам конца 80-х. Странно слышать такое не просто от современников, но от активных участников событий, повернувших историю.

12 мая 1976г. была учреждена Московская Хельсинкская Группа. О «соблюдении  Конституции» при этом не было речи: МХГ потребовала от своей страны следовать международным обязательствам, принятым СССР 1 августа 1975 года ради закрепления господства в Восточной Европе. Всем обязательствам, включая строгое соблюдение демократических свобод. Вот те на: опираясь на «дипломатическую толерантность», СССР не глядя подписал бумажку, и вдруг какие-то смутьяны собираются контролировать государственную политику! Разумеется, очень скоро мы, лагерники, встретились со всеми, до единого, членами советских Хельсинкских Групп. Но не тут-то было! Вызов совести прозвучал в цивилизованном мире, и западные интеллектуалы достойно откликнулись на него. За полтора года возникло 26 национальных и международных Хельсинкских Групп, Комитетов, Объединений! На глазах строилась и обретала мощное воздействие на политику Запада система международной солидарности в защите Права и Демократии.

Давление Запада – вот один из главных факторов, вызвавших после 1985г. реформы  в СССР. Именно это давление обусловило то, что в докладе столь невнятно и осторожно названо «послаблениями сверху».

*****

ПРАВОЗАЩИТНИКИ: ПРЕДЕЛ ТЕКУЧЕСТИ

В докладе Съезду ничего не сказано о пике исторических результатов страны, завоёванных немалой ценой. Зато немало – о том, что надо избегать борьбы «с отдельными персоналиями и явлениями», и сохранить Конституцию РФ, «стержень … прав и свобод». И — что «Главными нарушителями Конституции, ответственными за массовые нарушения прав человека, являются силовые структуры».

Ох уж эти «силовые структуры»! Это они, оказывается, комплектуют парламент и диктуют ему законы поперёк Конституции, они захватили телевидение и лгут напропалую, они контролируют печать, овладели судами и раздают срока. Это «силовые структуры» сделали Чечню «черной дырой». И ни «отдельная персоналия» нашего вроде бы избираемого, но на деле бессменного падишаха, ни его внезапно разбогатевшие друзья тут, разумеется, не при чём…

Сегодня у правозащитников в России есть выбор: открыты вакансии. Вакансии для защитников права власти на свободу рук. Для правозащитников, которые не намерены контролировать власть. Для тех, кто использует лишь возможности, которые власть им оставит. А лучше – возможности, в которых она их поощряет.

Теперь мода на провластных и привластных правозащитников. Но ведь на съезд собрались не такие! И тут полезно вспомнить исходные, проверенные временем понятия.

Правозащитник — всегда оппонент власти. Любой власти. Без оппонента любая власть немедленно становится «хозяином в доме». Но ведь в приличном доме власть — всего лишь временный управляющий. А хозяин — народ. Цивилизованное государство создаёт оппонента внутри самой власти: действует принцип разделения властей. Но и этого недостаточно. Всегда нужен ещё и оппонент со стороны единственного источника власти – народа. Это – правозащитники, другие институты гражданского общества, и всегда доступная им независимая пресса.

У нас такой прессы нет, но это не главная трудность: уже 18 лет у нас нет сменяемой власти, которая понимала бы Право как своё неизбежное ограничение. У нас «право — это воля господствующего класса, выраженная в форме закона» т.е. простой способ искоренять неугодных.

Власть имитирует и фальсифицирует выборы. И требование не просто выборности, но – сменяемости власти на всех уровнях, включая высший, — очевидно. Требование свободных выборов с участием всех реальных политических сил, всех реальных кандидатов, а не только избранных «спарринг-партнеров» также не требует доказательств

Власть репрессирует граждан, осуществляющих свои конституционные права. А это – преступление. Любой, кто в этом её поддерживает – соучастник преступления. Казалось бы, чего проще? Да вот простота эта — хуже воровства. Что значит «поддерживать» власть? Разве каждый, кто прямо не обвинил власть в преступлениях, которых не счесть, — уже поддержал её? Но это неправда: просто надлежит выбирать себе дело по силам. И каждая малая помощь тем, кто нуждается в ней, лучше безразличия.

Разумеется, безропотное терпение не есть гражданская позиция. Никто не вправе требовать от других героизма. Однако и общество без граждан — это тот самый «каждый народ», который заслуживает своего правительства.

Сергей Ковалев

источник

 

Об авторе

Любовь Мосеева-Элье

юрист-правозащитник, многодетная мать и бабушка, блогер

полная биография тут: http://antipytki.ru/expert/moseeva-ele-lyubov-aleksandrovna-helier-bk-ru/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.