Главная » Библиотека » Миграционное право » Закончилось по первой инстанции судебное разбирательство в защиту соотечественницы

Закончилось по первой инстанции судебное разбирательство в защиту соотечественницы

Судебное разбирательство по заявлению административного истца в порядке главы 21 КАС РФ началось в июне 2018 года:

но лишь вчера должно было быть составлено в полном объёме судебное решение по делу соотечественницы из Луганской области М.

По первой инстанции дело рассматривал в Калужский областной суд/КОС (единолично федеральный судья Ю. Сычёв).

Дело для Калужской области — прецедентное.

Я была судебным представителем М.

Моя судебная речь в прениях сторон:

«1. М-ва Наталья Ивановна в соответствии с частью 3 статьи 1 № 99-ФЗ «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом» является соотечественником. А говоря литературным русским языком — соотечественницей.

2. На территории России моя доверительница находится на законных основаниях — получила разрешение на проживание на территории России на 3 года, более того, государство предоставило, а потом и продлило ей статус временного убежища. И в силу ст. 27 Конституции РФ/КРФ имеет право на свободу выбора места жительства. Забегая слегка вперёд, могу сказать: Калужской области, по-моему мнению, повезло, что педагог с 35-летим стажем работы, учитель английского языка обнинского лицея «Держава», мать двоих детей, бабушка новорождённого внука, собственник квартиры в городе Белоусово выбрала для проживания именно Калужскую область.

У соотечественницы с русской фамилией «М-ва» есть полное законное право на участие в государственной программе с территорией вселения — Калужская область.

3. В ходе судебного разбирательства в соответствии с п. 5 ч. 2 ст. 209 КАС РФ наша сторона предоставила суду и участникам судебного процесса сведения о том, какие права, свободы и законные интересы моего доверителя нарушены оспариваемым нормативным правовым актом, принятым правительством Калужской области. По-прежнему, настаиваем на том, что Постановлением Пр. Калужской области № 167 от 15 марта 2016 года нарушено негативное право моей доверительницы на защиту от дискриминации: в данном случае — дискриминации по возрасту (часть 2 ст. 19 КРФ: «Государство гарантирует равенство прав и свобод человека независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности». И ст. 14 ЕКПЧ: «Пользование правами и свободами, признанными в Конвенции, должно быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или по любым иным признакам»).
и корреспондирующиеся с этим нарушенным правом и другие права человека:
— на гражданство РФ,
— на свободу передвижения (ст. 27 КРФ) и др.

4. В соответствии с п. 9 ст. 214 КАС РФ: «Обязанность доказывания обстоятельств нарушения прав человека и его свобод, о которых мы сообщаем, возлагается на орган, организацию, должностное лицо, принявшие оспариваемый нормативный правовой акт». В ходе судебного следствия мы лишь услышали отрицания нарушения прав моей доверительницы, но не получили ни одного доказательства этого, правительство и министерство труда не продемонстрировали: а что они сделали для того, чтобы негативное право на защиту от дискриминации Натальи Ивановны не было нарушено. И наоборот мы услышали ссылки на то, что М-ва, якобы, создаёт угрозу для работы пенсионного фонда России, что она не трудоспособна, что не может решить проблемы демографии, имеющиеся в Калужской области. Но всё то — можно сказать мифы:
М-ва — официально работает и платит налоги (в материалах дела есть рекомендательное письмо министра образования Калужской области в защиту М-вой),
М-ва в любом случае будет получать пенсию в Калужской области, даже будучи иностранкой: такое право у неё есть в соответствии национальным законом «О государственном пенсионном обеспечении в РФ»,
М-ва недавно подарила Калужской области — младенца, своего внука — М-ва Максима. А не было бы Натальи Ивановны — не было бы в Калужской области демографического прироста на 7 человек. Факт.
Более того, М-ва и члены её семьи совершенно самостоятельно, без какой бы то ни было помощи государства приобрели в собственность жильё и никуда не собираются из Калужской области уезжать или возвращаться.

5. Обратимся теперь к нормативному правовому акту/НПА, имеющему большую юридическую силу, чем Постановление Правительства Калужской области. В п. п. «б» пункта 6 Государственной программы, утверждённой указом президента РФ № 637 от 22 июня 2006 года законным образом указан лишь нижний возрастной предел участия участия соотечественника в гос.программе (18 лет) — что сделано в соответствии со ст. 63 ТК РФ.
Верхний же (или максимальный) предел — достижение возраста, дающего право на получение пенсии по старости — не указан.
Любой житель Калужской области: гражданин РФ или иностранец может реализовать своё право на получение пенсии по старости, а может не реализовывать: ибо это право, а обязанность человека.

6. Теперь, что касается права правительства Калужской области вносить ограничения прав человека в свои НПА. В Постановлении Конституционного Суда РФ от 6 апреля 2004 г. N 7-П суд отметил: «По смыслу статей 4 (часть 2) и 15 (часть 1) Конституции Российской Федерации, закрепляющих принцип верховенства закона, в системном единстве с положениями ее статьи 115 (часть 1) и Федерального конституционного закона «О Правительстве Российской Федерации» (статьи 2 и 3), предписывающими Правительству Российской Федерации осуществлять нормотворческие полномочия на основании и во исполнение Конституции Российской Федерации, федеральных законов и нормативных указов Президента Российской Федерации, принцип определенности и непротиворечивости законодательного регулирования распространяется и на те правовые нормы, которыми законодатель делегирует Правительству Российской Федерации те или иные полномочия. Иное означало бы, что законодатель вправе передать Правительству Российской Федерации неопределенные по объему полномочия, а Правительство Российской Федерации — реализовать их произвольным образом».

7. В соответствии с частью 1 статьи 45 КРФ:
Государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется.

частями 2 и 3 статьи 55 КРФ:

В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина.

В РФ права человека могут быть ограничены только федеральным законом, а не Постановлением Правительства Калужской области.

И в заключение: мне буквально вчера стало известно, что ещё один субъект РФ, реализующий гос.программу для соотечественников — Амурская область, решил убрать верхний порог для участников гос. программы и членов их семей. Использовать для этого амурцы решили текст и аргументацию нашего калужского административного иска и судебного решения по данному делу. Они очень внимательно следят за публикациями по этому, прецедентному для Калужской области, делу.
А всё дело в том, что государственная программа была задумана президентом России и Федеральным собранием после распада СССР как гуманистическая и репатриационная по аналогии с гос.программами Израиля и Германии по собиранию соотечественников в Отечество, и не была задумана как скрытый орг.набор лимитчиков-гастарбайтеров на сезонные работы в Калужской области.

Поэтому на основании ст. 215 КАС РФ

ПРОСИМ СУД:

1. признать оспариваемый нормативный правовой акт — программу Калужской области «Оказание содействия добровольному переселению в Калужскую область соотечественников, проживающих за рубежом», утвержденной Постановлением Правительства Калужской области от 15 марта 2016 году № 167: в части превышения пенсионного возраста (55 лет для женщин и 60 лет для мужчин) — критерия несоответствия соотечественников по возрасту — не соответствующим:
— Указу Президента РФ от 22.06.2006 N 637 — нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу,
— КРФ,
— Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод/ЕКПЧ,

2. удовлетворить заявленные требования соотечественника М-вой Натальи Ивановны, 1961 года рождения,

3. признать в программе Калужской области «Оказание содействия добровольному переселению в Калужскую область соотечественников, проживающих за рубежом», утвержденной Постановлением Правительства Калужской области от 15 марта 2016 году № 167: в части превышения пенсионного возраста (55 лет для женщин и 60 лет для мужчин) — критерия несоответствия соотечественников по возрасту — не действующим со дня его принятия или с иной определенной судом даты».

К сожалению, федеральный судья Ю. Сычёв вынес решение не в пользу Натальи Ивановны, поэтому правозащитники намерены в течение месяца обжаловать решение КОС в апелляционном порядке в Верховный суд РФ/ВС РФ.

Об авторе

Любовь Мосеева-Элье

юрист-правозащитник, многодетная мать и бабушка, блогер

полная биография тут: http://antipytki.ru/expert/moseeva-ele-lyubov-aleksandrovna-helier-bk-ru/

Просмотреть все сообщения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.